13.08.2017      472      0
 

Как идиотка я была безупречна!


Когда произошла трагедия в Чернобыле, мне было 14 лет. И мама отправила меня к своей подруге в Москву на 4 месяца. Тетя Света работала учительницей, учебный год подходил к концу, поэтому уделить особое внимания она мне не могла.

Так как это был мой первый визит в Москву в обязательной программе, которую составила тетя Света, было посещение ВДНХ, Красной площади вместе с мавзолеем и Большого театра.

Лебединое озеро

Не откладывая в долгий ящик, мне купили билеты на «Лебединое озеро» в Большой. Из-за неправильного стечения обстоятельств, в театр я поехала одна. Как я кружила по метро — это отдельная песня. Но, потратив часа три на дорогу, я все-таки добралась.

Помню, что очень сильно комплексовала из-за своего скромного платьица с белыми носочками. Помню эту обворожительную атмосферу с дамами в длинных платьях, шлейфы духов, шампанское и коньяк в баре. Красивый интерьер Большого просто завораживал. Я так увлеклась рассматриванием, что чуть не опоздала на сам спектакль.

У меня всегда была страсть к балету. Я хотела танцевать. И не просто танцы танцевать, а попасть в этот загадочный мир, полный красоты, воздушных пачек и таинственных незнакомок.

Когда я смотрела на этих невесомых небожителей , мне казалось, что все они из высшей касты. Но мама была против. А потом и балетмейстер в балетной школе сказала, что у меня широкая кость. И меня отдали на греблю на байдарках.

Когда закончился спектакль, я вышла из зала самая последняя. Мне очень хотелось дотронуться до красивых парчовых штор, побывать на сцене и представить себя этим лебедем. В общем, меня вывели в грубой форме, да ещё накричали, что немного омрачило мое первое впечатление от балета.

Когда я вышла из театра, возле входа крутилось всего несколько человек. Было довольно темно и холодно. Сыро. Откуда я приехала и где метро — я вообще не знала. У меня по жизни пространственный идиотизм и я плохо ориентируюсь на местности.

Путь домой

У меня осталось немного денег, так как я ничего не ела целый день от волнения. Я решила взять такси, чтобы доехать домой.

Ещё битый час я безуспешно искала машину и поняла, что ночь проведу где-то здесь на площади, на лавочке. И вдруг я увидела, как ко входу подъезжает министерская Волга. Почему министерская — потому что в то время на таких ездили только работники министерств. У меня мама там работала и это было моей действительностью тогда. Если министерская — значит безопасно, подумала я.

Из здания выпорхнула худенькая девочка с огромной охапкой цветов и направилась к машине. Я ринулась следом в надежде, что они меня подберут. Но когда я попросила подвезти и назвала адрес, грозный водитель ответил, что нам не по дороге и захлопнул перед моим носом дверь. Я разревелась от ужаса ночевать на площади.

Что я ещё причитала — уже не помню. Последним аргументом было обещание рассказать все маме. Правда я не уточнила, что она в Киеве 🙂 Не знаю что на него больше всего подействовало, но я все-таки оказалась на заднем сидении с этой девочкой, приваленной сверху цветами.

Меня укачало в машине. Сильно. Там было очень жарко, специфический запах цветов и я ничего не ела целый день — меня мутило так, что я не удержалась…

Машина резко затормозила. Водитель открыл дверь и выкинул меня. Коза-балерина вслед начала что-то кричать, обзывая. Очарование пропало напрочь.
Я помню, что выдавила из себя: — А ещё балерина, называется. Нельзя так ругаться!

Не люблю после этого балет.

Я оказалась одна в лесу. Или в заброшенном парке, это тяжело было разобрать. На улице никого. Темно и страшно. Куда идти — вообще непонятно, так как стояла кромешная тьма. Думаю, пойду вдоль дороги. Будут ехать машины — авось кто-то подберёт.

Машины не ехали. А если и ехали, то меня никто не подбирал. Я шла вперёд. Куда — понятия не имела.

Один автомобиль все-таки остановился. За рулём сидел странной наружности мужчина. Я подумала, что бандит. Он ещё курил. — Точно бандит!

Делать было нечего, преодолевая сумасшедший страх я назвала адрес и сумму. К моей сумме он прибавил свою. Я согласилась и мы поехали. В машине он меня расспрашивал кто, откуда, почему так поздно. Я не спеша отвечала и искала ручной тормоз.

Мне папа когда-то сказал, что если вдруг я захочу, чтобы машина остановилась — нужно дернуть на ручной тормоз. Это моя Безопасность. Ещё он говорил, что с посторонними нельзя садиться в машину и ничего не рассказывать о себе. Я все сделала в точности наоборот.

Мы ехали довольно долго и я начала уже потихоньку засыпать. Дым одурманил меня. И вдруг водитель решил за чем-то полезть в бардачок и нечаянно задел мою коленку. Я спросонья не знаю что подумала — наверное что-то нехорошее мне показалось и от испуга я дёрнула со всей дури за ручной тормоз.

Последствия

Что потом произошло — не помню отчетливо. Машина как-то странно себя повела. Не то остановилась, не то перевернулась. Был сильный удар. Мне показалось, что я умерла.

Потом я помню врачей. У меня было разбито все — голова, нос, губы. Болело не только все спереди, но и сзади почему-то. Водителя и что с ним произошло — я не помню. Не отчётливо помню разбитую машину. Была скорая. Потом больница. Есть я не могла. Все происходило, как во сне.

Когда утром я проснулась, возле меня сидел милиционер и задавал разные странные вопросы. Мне хотелось одного — вернуться к тете Свете и забыть все, как страшный сон. Но милиционер никак не мог успокоиться.

В общем, закончилось все не очень хорошо. Я попала домой только через несколько дней. Тетя Света поседела за это время. Моя мама ничего не знала. Я просидела взаперти две недели. Потом месяц — на даче в Подмосковье, где компанию мне составила глухая бабка.

А 2 сентября меня с родителями вызвал директор школы и сказал, что в школу пришло письмо
из милиции Москвы, где они пишут о моем не нравственном поведении. А также сообщают, что меня поставили на учёт в местную милицию за поведение, которое не отвечает званию комсомолки.

Все мои планы на золотую медаль в одночасье рухнули. От Москвы осталась аскомина, хотя все остальные месяцы (после дачи) оказались восхитительными. Ленин в Мавзолее, правда, не впечатлил.

Папа с мамой были жутко расстроены и разочарованы мной. Им было стыдно. Они не мне верили, а милиции. Так нас тогда воспитывали. Обещанный велосипед мне не подарили. И до конца школы строго контролировали мое возвращение домой.

Ни в коем случае не дергайте без необходимости ручной тормоз!

 

Автор: Леся Дубовая

Курс «Я пишу! 2.0»


Об авторе:

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Соглашаюсь на сбор и обработку моих персональных данных . Политика конфиденциальности

Blogging the Life
Наш проект объединяет начинающих авторов, блогеров. Мы фиксируем жизнь, пишем заметки о своих наблюдениях и делимся профессиональными знаниями. Начни вместе с нами с привычки писать!
Идет набор
регистрация на курс-тренажер "Я пишу!"
Наши авторы
Авторы сайта
Еженедельный дайджест