28.07.2017      505      0
 

Под стук колёс


Под стук колёс. Рассказ. Основан на реальных событиях.

«Всё-таки как хорошо, что от нас до Москвы на поезде – одна ночь! С вечера лягу, а утром проснусь уже на месте,» — думала я, с трудом засовывая пузатый чемодан под нижнюю полку.

Интересно, каких попутчиков мне приготовил господин Случай? Только бы не студентов и не школьников, а то отдохнуть точно не удастся!

Мои посылы, видимо, нашли отзыв в Небесной Канцелярии. Место напротив вскоре заняла приятная пожилая женщина, а на верхние полки мы с соседкой вообще никого не дождались.

Поезд тронулся

Он был фирменным – поэтому даже застилать постель не пришлось. Свежее, ослепительно белое бельё, не то, что раньше, так и манило прилечь, но мне хотелось чаю, да и соблюсти приличия тоже надо было.

Мы познакомились.

Попутчицу мою звали Анной Митрофановной, и ехала она в Москву к внучке. Мы разговорились. Ей предстояла первая встреча с крошечной правнучкой.

Новоявленную прабабушку настолько переполняли чувства, что вскоре я поняла, что ей просто необходимо кому-то рассказать о своём счастье. И я, как потенциальная бабушка, была не против послушать, как мне показалось, милую историю о рождении малышки.

Но то, что я услышала, скорее, можно было бы назвать исповедью. И речь шла не о малышке, а о её маме. Анна Митрофановна говорила до поздней ночи, последние фразы — уже шепотом и в темноте.

Надо ли сказать, что история, которую поведала мне случайная попутчица под стук колёс, не дала потом уснуть ни на минуту?

Она столь запутана и поучительна, что не рассказать её вам я не могу. Бабушка поведала мне жизнь своей внучки Даши с самого рождения, хотя сама узнала подробности далеко не сразу.

Рассказ Анны Митрофановны

— Давно это было. В конце девяностых. Непростое время. Жили тогда сын с женой Лидой в нашем городе. И было у них две девочки. В магазине она работала, в ювелирном. И вдруг узнаёт, что беременная. С мужем поговорила, нам с дедом сказала, и решила всё же родить, потому как — вдруг мальчик? Совпало так, что и сестра её младшая в то же самое время ребёночка вынашивала. Две недели разницы. Так и ходили они вдвоём, как два колобка катались.

Но…человек предполагает, а Бог располагает. Что там произошло у неё на работе, я не знаю, но не у дураков придумано: от тюрьмы да от сумы — не зарекайся! Привлекли её, значит, по уголовному делу — растрата большая. И перед самыми родами оказалась бедная в СИЗО… Мы с дедом сыну с девочками помогали — к себе жить их приняли, чтобы маму им легче было дожидаться. Сын мой, он хороший, но, как говорят, валенок, Лидка там у них главная в семье была, так боялись, как бы не запил. А по Лидке да по ребёночку не рождённому как душа болела – и не передать!рассказ под стук колёс

Ладно. Прошло уже всё, а говорю – опять сердце заболело. Про Лиду с ребёночком. Это носят дитя под сердцем девять месяцев, а рожают быстро…хоть ты в неволе, хоть — на воле … В срок родила она в тюремной больничке. Опять девочку. Раз под следствием была, то ребёночка сразу отобрали и переправили в Дом малютки, а её после суда, как говорится, в места лишения свободы.

А тут самое странное и страшное начинается. Кто-то сделал так, что в документах-то Лидкиных оказалась подписанная,  якобы ей, отказная. Хотя она клянётся-божится, что ничего такого не подписывала! А нам, родственникам, сказали, что девочка эта умерла. Так мы и жили с этой мыслью много лет!

А малышка-то, как оказалось, живее всех живых! Засыпала — маминой, проснулась – сиротой.

Но уже через месяц с небольшим нашлись для маленькой родители: молодая бездетная пара. Удочерили, назвали Дашей, да и отчество с фамилией по суду поменялось, стало, как у новых родителей. Лида-то её другим именем назвала, Машей она была сперва записана. Даже место рождения ей новые родители поменяли, свой город написали, в нашей области город один. Всё по закону сделали. Так можно. Только день рождения оставили, как и был.

Быстро только сказка сказывается, а жизнь человеческая – не сказка.

Даша четыре года с ними прожила. Потом родители эти, значит, решили разбежаться. Что там было — характерами ли не сошлись, или ещё какие причины, мне не ведомо, да это и не важно. Главное, что ушёл папа из семьи, оставил маму с Дашей. А мама-то- женщина молодая…Ну, и нашла себе нового мужчину. Добро бы – только себе мужа, так ведь и Даше нашей — отца.

Всё опять по закону было сделано: мама за этого мужчину замуж вышла. Фамилию свою сменила, Даше тоже поменяла, а заодно и отчество, потому что новый папа Дашеньку-то усыновил. Во второй раз, получается. Если родного считать, то эту уже третий, так-то. Это как раз перед школой было — в первый класс она уже под новой фамилией пошла.

А маме и этот муж чем-то не по вкусу пришёлся. Скандалы начались, она выпивать стала, а какому мужику это понравится? Короче, пожил новый муж сколько-то с ней, да и…объелся груш… Ушёл, значится. А потом и официально на развод подал. Правда, надо отдать должное, хоть и чужая ему Даша была, алименты ему назначили на девочку, и он платил исправно. И хорошо о нём Даша отзывается, нравился он ей, играл хорошо, водил гулять. А мама после развода пострадала-пострадала, да и опять мужа искать решила. Подружки у неё появились, пиво каждый день, да что покрепче… Какое тут — за Дашкиными уроками следить…когда?

А Даша к тому времени уже в третьем классе училась. Училась — это громко сказано, скорей- в школу ходила, поскольку с учёбой-то не ладилось совсем. Она за маму очень переживала, пьяных тёток уйти домой упрашивала. Мамку в школу вызывали, просили внимания побольше ребенку уделять, а откуда у неё время? Думается мне, ей мысль молоточком в мозг так и ударяла: «Кто меня с таким – то хвостом возьмёт, кому я уже в таком возрасте, да с чужим ребёнком, нужна буду?» Короче, это ли было причиной, или просто пьяная баба увидела однажды в ребёнке этом виновницу всех бед, но… крикнула она как-то со злости, мол, не родная она. Вот…

Что было дальше

Что было дальше, только в страшном сне представить можно. Я как этот момент жизни моей внучки представляю, меня холодным потом так и пробивает! Мы–то её когда ещё оплакали? А ей, бедной, за жизнь бороться пришлось, без нашей помощи!

Нервный срыв у неё тогда случился, у Даши-то. Женщина эта испугалась, протрезвела, по врачам таскать её стала. Сначала — к «нервному патологу», потом к психиатру, а тот – в стационар направление дал.

Оттуда — из «психушки»-то, Даша попала в детский дом. Поскольку баба та бессовестная, что 12 лет Дашку дочкой родной называла, в суд сходила, заявление написала, чтоб отменить удочерение, мол, ребёнок психический, и… Осиротила ребёнка во второй раз!

В детский дом приходил батюшка на занятия, и ему Даша призналась, что молит Бога, чтобы тот нашёл ей её родную маму. НЕ верила она, что та её бросила, думала, что не просто так отказалась. Как в воду ребёнок глядел, представляете? Я это всё потом уже от Даши узнала, когда она у нас оказалась.

Наверное, вам не терпится узнать, как она к нам попала?

А вот говорят же – Судьба. Так и тут. Лидина сестра, которая беременная-то с ней ходила, после того, как сыночка родила, больше родить так и не смогла, как не старалась. И по больницам ездила, и по бабкам – никак. И решила она девочку взять из детского дома. Документы чуть не год собирала.

Вот в бумагах –то этих, в документах, и нашлась зацепка, которая нас с Дашей свела!

Оказывается, когда девочку после суда в детдом отправили — в нашу опеку сообщили, что мол такой-то ребенок, из вашего города рождённый, сиротой стал. И хоть имя и отчество с фамилией у неё сейчас другие, раз судом удочерение отменили, то и самые прежние там прописаны были: и имя Мария, и отчество по сыну моему, и фамилия наша.

Так вот. У сестры Лидиной в документах на жильё женщина из опеки вычитала, что вторая половина их родительской квартиры на Лиду записана. А фамилия у Лиды по сыну моему, а у нас, по дедовой родне, а они из немцев, фамилия редкая, второй такой в нашем городе и нету. Вот и говорит тогда Лидиной сестре эта, из опеки, мол, вы сироту взять хотите, а своя родная племянница — в детдоме воспитывается!

-Какая племянница?!

— Такая-то! Тогда-то родилась, от такой-то матери. Ваша же?

Прибежала тогда сестра к Лидке вся в слезах: «Как? Нам же сказали, что…ребёнок умер!»

И ведь Лида тогда, как по УДО вышла, искала концы по ребёночку-то, но не нашла ничего. Оно и понятно — Даша тогда у той матери жила, и нельзя было тайну удочерения открывать. И сейчас-то рассказали, потому что по суду всё назад вернулось.

Возвращение дочери

Ну вот. И поехали Лидка с сестрой сразу в детдом за Дашей. Благо у сестры все документы на опеку готовы были, отдали ей Дашу сразу. Так быстрей и проще было, ведь мамке с папкой родным еще доказывать надо было, кто ей они. Вот как запутала всё жизнь-то!

Ну, а жить-то Даша к маме с папой пошла, пока по закону всё решали.

Думалось – слава Богу, нашлась доча, теперь всё хорошо будет, счастье-то какое! Только не получилось у неё в родной семье прижиться – не приняли её сёстры старшие, чужая она им показалась. Они ей – слово, она им – пять в ответ, да еще грубо. Они её детдомовкой промеж себя звали, да психичкой, а она им простить не могла, что при маме-папе всю жизнь жили, а теперь ей не дают так же жить. И как бы Лида не просила, не молила, ссорились постоянно, аж до драк дело дошло. Дашка же в 13 лет к нам попала. И за себя после детдома постоять умела, спуску девкам не давала, а они – ей. Старшей 17 было, младшей – чуть поболе 15.рассказ под стук колёс

Позвали тогда мы с дедом Дашу к себе жить. Пришла. А невестка с сыном её у нас навещали. Не скажу, что часто, но и не прикипела она как-то к ним, всё со мной да со мной. Врать не буду, сперва всё букой смотрела, мол, какие мы ей родные. Потом — потихоньку, помаленьку – оттаяла. Вышивать мы с нею вместе стали. Знаете, картиночки такие продаются: рисунок уже набит, и ниточки приложены, сиди себе, крестики лепи. Показала я ей, как это надо делать, получаться стало, понравилось. Вот, пока мы вышивками занимались, она мне всю свою жизнь и рассказала. Особенно жалела, что батюшке тому рассказать не успела, что вымолила она у Боженьки встречу с мамой-то.

9 классов не спрашивайте, как, закончила, да в колледж поступила, на швею. Пока училась, мужа встретила — он служил у нас в части. Хороший парень, неизбалованный, не смотри, что москвич. А как отслужил, сразу с родителями приехал, как раньше, бывало – свататься.

Вот и отдали мы нашу Дашу замуж. А теперь вот – уже правнучку она мне родила.

Хочу с первого денёчка с нею рядом быть, раз с внучкой не получилось.

Об одном Бога прошу – чтоб в своей семье у внучки моей счастье было, чтоб со свекровью у неё все хорошо сложилось. Ведь за 20 лет жизни столько горя дитю выстрадать пришлось, пусть теперь счастье будет!

А правнучку-то она Анюткой назвала… Признала родню, значит.

 

 


Об авторе:

Ведущая уроки литературы, Ведущая Школы Принимающих Родителей, Ведущая Школы Юбилея, ведущая по жизни двоих внуков и просто ведущая за собой, неисправимая оптимистка и любитель поговорить на все интересующие моих друзей темы Обо мне

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Соглашаюсь на сбор и обработку моих персональных данных . Политика конфиденциальности

Blogging the Life
Наш проект объединяет начинающих авторов, блогеров. Мы фиксируем жизнь, пишем заметки о своих наблюдениях и делимся профессиональными знаниями. Начни вместе с нами с привычки писать!
ВНИМАНИЕ! Конкурс!

Идет набор
регистрация на курс-тренажер "Я пишу!"
Наши авторы
Авторы сайта
Еженедельный дайджест