28.05.2017      463      0
 

Знай свой лимит или женщина в одуванчиках


Был ли шанс у меня с братом пополнить ряды трезвенников, продолжив семейную династию? Вряд ли. Чем сильнее запрет, тем крепче бунтарь. Когда мне, в 16 лет на Новый год налили компот, а я подставила бокал для шампанского, папа сказал: «Только через мой труп» и весь бледный устроил наглядную демонстрацию на диване. Мама села к папе с валерьянкой, меня назвали юной алкоголичкой с «ой-ой» туманным будущим. С тех пор все бутылки стали хранить вместе с документами в сейфе. А у меня зародилась любовь к квестам. Бар в серванте, или сейф, закрывался тройным поворотом ключа. Ключ регулярно перепрятывали, соблюдая конспирацию. После таких ухищрений, на сейфе оставалось нарисовать красную мишень.

Уже очень скоро в бутылках «подарок нужным людям» вместо благородного коньяка плескался не менее благородный по цвету чай. Родители не пили и не могли заметить подмены, а жалоб от «нужных людей» не поступало. Во времена моей юности, дарить чай считалось изысканно. Папа работал руководством чайной фабрики. Дарил всем красивые банки индийского чая со слониками и бутылку уже готового чайного продукта в коньячной посуде. Не прихотливые советские взяточники считали, что все логично.

Для пущей убедительности «К чему приводит алкоголь» использовали наглядные примеры из жизни. Плохо пахнущие мужички с помойки казались мне явлением инопланетным, к реальной жизни не относящимся. С таким же успехом можно было изучать обычаи жителей Футурамы. Там, последние жители мужского пола умерли от непонятного сну-сну. Как это меня касается?

Но больше всего мама любила пугать Клавой с четвертого этажа.

Будешь пить, станешь как Клавка! Глядя на Клавку я понимала: «Пить придется, уже ради красных бус – стоит!». Для мамы, Клавка была персонажем крайне нарицательным. Я же никак не могла взять в толк, что плохого в Клавкиной жизни. Однажды я спросила об этом маму. Мама ответила, «ну как же ты не понимаешь? Она падшая женщина! У нее нет смысла в жизни. У нее нет ни мужа, ни детей, ни работы. Вся забота — выпить и погулять». Про падшую откуда-то женщину я не поняла, а из остального сделала вывод, что мама завидует.

У Клавки всегда было отличное настроение и здоровье. Папа на этот счет вывел целую парадигму. Согласно парадигме, алкоголики не болеют обычными болезнями, не мерзнут в стужу, не переживают вообще ни о чем. Иными словами, высшая каста человечества и те еще сволочи. Клавка дружила со всем двором. На этот счет родители говорили «неразборчивая в связях». Связи вереницей ходили в наш подъезд. У Клавки не закрывались двери: из квартиры слышался смех, музыка. Иногда неразборчивые связи ругались, били друг друга и Клавку. Такое поведение называлось пьяный дебош и к нам приезжала милиция. Мордобой, КПЗ и истории, рассказанные шёпотом, по всему двору, добавляли шарму Клавкиному образу. После очередного дебоша Клавка ходила с синяками, с венком из одуванчиков вместо прически, могла заснуть на чужой скамейке. Мама говорила «догулялась» и еще что-то про подзаборную. Именно тогда до меня стал доходить смысл «падшая женщина» — женщина упала с забора головой в одуванчики. При всех Клавкиных достоинствах, представлять маму, да и себя «падшей» не хотелось. С тех пор немного боюсь одуванчиков и избегаю перелазить даже через детские ограждения. Хоть чему-то эта жизнь научила.

Автор поста: Elya Engela

Курс-тренажер «Я пишу!»


Об авторе:

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Соглашаюсь на сбор и обработку моих персональных данных . Политика конфиденциальности

Blogging the Life
Наш проект объединяет начинающих авторов, блогеров. Мы фиксируем жизнь, пишем заметки о своих наблюдениях и делимся профессиональными знаниями. Начни вместе с нами с привычки писать!
ВНИМАНИЕ! Конкурс!

Идет набор
регистрация на курс-тренажер "Я пишу!"
Наши авторы
Авторы сайта
Еженедельный дайджест